Места силы Средневековья Крыма


Башня Чоргунь

Пещерный монастырь ЧЕЛТЕР-МАРМАРА («РЕШЕТЧАТАЯ СКАЛА»)
Непостижима притягательная сила древней архитектуры, старого величия и великолепия, даже простого и первобытного уюта пещеры перед нашими мыслями и умами. Будто ушедшее время стучится в наш сегодняшний день, в наши сердца...

Прогулка к ШУЛДАНУ («ОТДАЮЩИЙ ЭХО»),
Где пещеры разговаривают эхом средневековья ХII-ХIII в.в., где поющая бездна, как музыка и мечта. Купание на мысе Сарыч.

Литературные очерки Влвдлена Авинды к маршруту:

МЕСТА СИЛЫ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ЧИЛЬТЕР-МАРМАРА.

Мы идём в познавательный поход. Жить в Крыму и не видеть древней и исторической Красоты, значит, обижать себя.

Выбрали маршрут в Юго-Западный Крым в пещерные монастыри. Мы пятеро путешественников. Философ и острослов Михаил Воробец, его созревший и работящий сын Сережа,  овладевающий армянским языком, одинокий путник Евгений Самулёв, исходивший вдоль и поперек Крым, а заодно Курилы, Камчатку, Каракумы, Копет-даг, Кольский полуостров, Карпаты, Кавказ и собирающийся в Кордильеры, прибившийся к нам турист из Москвы - Саша, тоже любящий лесное и горное одиночество, разговоры с Ветром и Временем, и я - старик, но ещё - странствующий.

Пещерный монастырь Чильтер-Мармара расположен вблизи села Терновка ( бывшее Шули, что в переводе Луч) в обрыве скалы Чильтер-Кая ("Решетчатая Скала"), поднявшейся над долинами Кара-Коба ( "Чёрная пещера") и Шули ("Луч").

Христианский пещерный монастырь Чильтер-Мармара существовал, а точнее имел связь и поклонялся Богу до восемнадцатого века. Возник он, как предполагают археологи, в восьмом или девятом веках. В нём имеются более пятидесяти пещер, расположенных в пять ярусов или этажей. Подъём к нему из долины Кара-Коба занимает всего двадцать-тридцать минут с остановками и созерцанием открывающихся панорам.

Сама Решетчатая скала высотою приблизительно до сорока метров и обращена к югу, теплу и солнцу. В нижнем ярусе вырублено двенадцать хорошо сохранившихся искусственных пещер в восточном крае и две в центральной части. В мягком известняке были вырублены нашими предками эти хозяйственные сферы и небольшие камеры, похожие на усыпальницы. На второй ярус ведёт лестница. Вход в монастырь защищала каменная стена, но от неё остались лишь вырубки в скале.

Чисто в пещерах, не загажено, что-то здесь останавливает современного человека от пакостей, сквернословия  и варварства в автографах. Будто мудрая тишина обнимает твоё тело и возносит в благородный мир Благоденствия на земле. А ещё такое приходит чувство, что кто-то внимательно смотрит на тебя и будто немо вопрошает: "Зачем пожаловал сюда? Сквернить или созерцать?" Иногда я даже боюсь, что вдруг из прозрачности весеннего дня появится сильная рука Провидения, схватит меня за шиворот и так, воспитательно, потрясёт, а, может, укажет путь к Сокровенной Тайне, ведь она есть в каждом уголке Крыма.

Второй ярус самый мощный и монументальный с большой  галереей, где есть вход в одиннадцать помещений. Но самое значимое здесь - это пять монолитных колонн, точно столпы-"мамонты", держащую скалу, а заодно весь мир и Крым на своих могучих "спинах".

Чильтер-Мармара стоит в бесстрастном безмолвии, безлюдье и благородстве бессмертия, смотря на мир слепыми глазницами белых пещер. Здесь ощущаешь земную тоску и бессмысленность городской, праздной толчеи. Тут хочется упасть на колени и молится солнечному лучу, несущему свет, тепло и Божественную истину. И я обнимаю каменную колонну, вобравшую в себя вековое время ярко горевшей здесь жизни. А сейчас поселилась печаль, и прощение всем кто здесь обитал. Но что-то древнее, воздушное, объёмное и непонятное витало вокруг, будто Ангелы кружились под сводами  покинутого и забытого людьми монастыря.

Храм расположен в восточной части большого помещения. Его размеры в плане - 16 х 5,3 м высота 2,5 м. Апсида храма имеет полусферическую форму, высеченную в скале, и ориентирована на восток, а южная и западная стена были сложены из камня. В апсиде вырублено углубление-жертвенник, а в центре ее время выломало разрушенное окно, где первоначально стали вырезать нишу. С внешней стороны апсиды на скале выдолблен равноконечный крест с расширяющимися концами, а под ним устроена гробница.

В северной стене храма имеется большая ниша с гробницей. В полу наоса зияют отверстия ещё четырёх гробниц. И у южной стены храма осталась одна глубокая гробница.

В центре сейчас огромного зала находилась винодельня, где есть тарапан и ямки в полу для установки пифосов. У краю скалы прямо над обрывом застыли пустотой две цистерны для сбора дождевой воды. Святая жизнь в монастыре угасала, и тогда местные жители из долины устроили здесь хозяйственное подворье. Ведь все окружающие горные склоны были террасированы, где рос сладкий и чудесный виноград.

С восточной стороны большого помещения с пятью столпами во втором ярусе находится прямоугольный зал с двумя колоннами, подходит - для трапезной. Вдоль северной и восточной стен устроена скамья. А на востоке этого  помещения, справа над входом высечено в скале изображение оленёнка.

Везде пустота пещер и  первозданность скальных отвесов. Но ведь когда-то здесь вращалась, веселилась и молилась Жизнь. Куда исчезает Время? А есть  ли Бессмертие? Или только камень горы и краски неба  непоколебимы?  А почему нас интересует прошлое земли и жизни человека? Зачем мы так любопытны? Собрали остатки забытых и зарытых вещей, сделали обмеры, составили планы и описания, даже выдвинули версии о времени существования монастыря. А что же здесь нашли? Это - крест-элколпин с удлинённой нижней частью, красноглиняный сосуд с одной ручкой, орнаментированного параллельными горизонтальными реброобразными полосками с налепом в виде цепочки, красноглиняный сосуд, покрытый зеленой поливой, плоские стеклянные браслеты синего цвета.

Третий ярус уже труден для простых любознательных не имеющих специальное снаряжение, но ещё доступен. Из пятнадцати помещений проникнуть можно только в семь, связанных между собой площадками и лестницами. Пустые глазницы рваных окон смотрят в блистающий мир. В одной из пещер в полу застыли две гробницы, над ними остатки неразборчивой греческой надписи. Предполагают, что здесь была часовня. Снаружи, на скале, между окнами, вырублен большой равноконечный крест с расширяющимися концами в круге.

Четвертый ярус очень разрушен и даже опасен проход без альпинистского снаряжения. Здесь имеются шесть помещений, одно возможно было храмом, в восточной его стене выбиты две ниши, в одной высечен крест и три греческие надписи. С трудом читается: «Раб Божий…6911» ( т.е. 1403 г)

А в пятый ярус пещер можно пробраться с края плато через карстовый провал, лежащий над западной частью монастыря. Рядом с входом в природную пещеру вырублено искусственное помещение, являвшаяся храмом. Престол высечен в скале и примыкает к восточной стене. Слева от него расположена ниша. В южной стене образовался вывал в обрыв. На стенах много граффити.

Самым почитаемым в монастыре была часовня у входа в карстовую пещеру, уже  на вершине скального плато. Здесь было большое число крестов и граффити на стенах по соседству с алтарём. Часовню, по мнению учёных Е.Веймарна и М.Чорефа,  соорудили с культом воды.

Шагаем дальше на восток плато, здесь вырублен в скале ещё один лестничный спуск вниз, ведущий через объёмный карстовый зал со сталактитовыми и сталагмитовыми натёками.

Пора уходить домой, но не хочется. Что-то тормозит и притягивает нас к пустому и разорённому веками монастырю. Может, «Раб Божий» захороненный здесь, кости его давно истлели и вынуты из гробницы, но душа осталась тут, навечно привязанная к Чильтер-Мармара. Наверное, она и пронизывает нас своей томительной мукой, мерцая светлыми бликами по скалам с высеченными крестами.

Мы сидим на белых каменных выступах, млея от весеннего тепла. Благодать жизни и сегодняшнего дня разливается сине-солнечной радостью и тоской по несбывшемуся. А о чём думал «Раб Божий», когда здесь молился и поклонялся Творцу, дни и годы проводя под пещерными сводами?

Я думаю, что главным у него всё же была Любовь к жизни, женщине и щемящей до боли – своему монастырю. Ведь это есть земное счастье, когда время здесь ни почём, ведь оно не разрушило нашу память, не предало забвению, а заставило приблизить чудным мгновением «Раба Божьего»  молчаливыми воспоминаниями-вопросами. Оставаясь наедине, прикасаясь к теплому камню монастыря, отмеченные граффити давнего предка, писавшего нам свои таинственные послания, точно приносит ощущение причастности или сродни с этим уголком. Будто ты здесь уже жил славно и сладко! А как ещё объяснить магическое очарование монастыря, рвущее неожиданным восторгом и непонятным твои чувства?

Непостижима притягательная сила древней архитектуры, старого величия и великолепия, даже простого и первобытного уюта пещеры над нашими мыслями и умами. Будто ушедшее время стучится в наш – сегодняшний день, в наши сердца...



ОТДАЮЩИЙ ЭХО  -  ШУЛДАН.

Вверху, в синей вышине, зияют глазницы пещер, вырубленных в Белых скалах. Мы продираемся к ним через малорослый лес, сквозь колючий кустарник, пыхтим от натуги. А Шулдан заманчив, в своём фиолетово-каменном навершие, в кристалле неба и объёме чистого воздуха. В глазницах пещер появлялись черные и белые тени монахов, словно в свитых  гнёздах, висящих над обрывами, где копошились загадочные «птицы из мезозойской эры». Непонятный странный клекот летел оттуда, я даже почувствовал какую-то дрожь и вздохи земли, гул сгинувших дней, будто выходивших из глубокого нутра, где обитала таинственная страна Шамбала. Точно земля проснулась, мыслила и ждала своих детей. Пещеры разговаривали эхом, будто шепот земной плоти, поток векового времени, превращаясь в голоса камней и сочащейся воды.

В монастыре Шулдан насчитывается до двадцати пещер, расположенных в два яруса. Вход с востока, куда и приводит тропа. Этот высеченный в скале целый комплекс называют Большим храмом и примыкающих к нему гротов-пещер: с юга – крещальни, с севера – часовни, с запада – коридора с лестницей. Вот как писал мой учитель Олег Иванович Домбровский: «От других пещерных храмов Юго-Западного Крыма отличается своей архитектурой наиболее крупный и высокий из них, расположенный в монастыре Шулдан…По своему внутреннему устройству Шулданский храм, датируемый Х11-Х111 вв., приближается к большим наземным храмам. О его значении говорит епископское кресло в синтроне алтарной абсиды. Судя по слабо сохранившимся остаткам росписи ( до сих пор не очищенной от въевшейся в неё копоти), можно понять, что иконографическая схема была сложной и многоярусной».

Сейчас монастырь чуть-чуть привели в жизненный порядок, и в нём обитает несколько монахов, точнее городских жителей, вырывающихся на неопределённое время к свободе, радости горного отшельничества, раздумий и созерцания объёма и пространства пустоты, воды, солнца и времени, и прикосновение к святости земли. А ещё сердечная грусть, скорее любовь, живущая в них, и тихая красота окружающего мира цветами обаянья, как белыми облаками, узорно ложится вокруг. А поющая бездна, как музыка и мечта, будто молитва-обращение к Творцу. Точно всё уже сказано и только слушают тишину.

Монахи были неразговорчивы, но с удовольствием пустили нас в Большой храм, где каждый из них очистил каменный грот и превратил в келью, в обитель одухотворенья, в благословенный дом.

Пламя блистающего огня, языки свеч заалели, затанцевали, заискрились в крещальне, зажжённые моими благостными спутниками.  А я стоял у обрыва и точно хотел вступить в те, прошедшие века, когда здесь расцветала христианская жизнь, теперь превратившаяся в волны воздуха, восходящие из бездны, преображающиеся в протяжённость времени. Точно сокровенный смысл жития человеческого несла текучая пропасть.

Прямо на выступе скал, парящий над бездной, монахи сложили «ласточкино гнездо» из жердей и хвороста, оборудовав трапезный стол, кресла, хлипкий пол, подложив пустоту и лучи заходящего солнца. Уютное и удобное место для отдыха и душевного равновесия, когда страх и спокойствие сливаются в стихии земли и человеческую смелость.

Пышная птица устроилась на скале, словно горящая на солнце фресковая живопись. А если это райская птица по повелению Творца опустилась в Шулдане? Между тем испытываешь чудное удовлетворение, когда  разглядываешь эту сказочную птицу. Она чистит перья, и золотые искры рассыпаются вокруг. Ох, эти лиловые иллюзии в обвалившейся штукатурке, хотя  исследователь девятнадцатого века Д.М. Струков видел на стене Большого храма фресковую роспись. «На северной стене храма, - писал он, - сохранилась фресковая живопись, изображающая Богоматерь с Предвечным младенцем, и напоминающая икону именуемую Ржевскою, и двое святых во весь рост».

Усыпальницы и гробницы вблизи Большого храма застыли в черной и пустой немоте ограбленных могил. Выброшены черепа и кости, растащены предметы быта и золотые кресты, сопровождающих христианских светил в загробный мир. Но их светлые души остались и превратились в скорбящие тени, мечущиеся  здесь по объёмам святого места. Они будто охраняют от злой нечисти скальный храм – это врата, ведущие на встречу с Творцом.

Есть и Малый храм в Шулдане  во втором ярусе над входом в монастырь. В него ведёт частично разрушенная каменная лестница из естественной пещеры с запада. Алтарь, возможно, мог помещаться  в восточном углу и отделялся от остального помещения ажурной алтарной стеной. Везде в скале вырублены гнёзда для деревянных конструкций.

Поклонившись тихой грустью скальному монастырю, словно окаменелому растению, с цветами и мхом  мучительной красоты стертой живописи, мы расстаёмся со счастьем мгновенья, будто прикоснувшись к святому ораклу. И шепот молитв и слов, как звон певучих колоколов, прощанием и прощеньем несутся над нами.

Уходим по тропе на восток, где струится неиссякаемый родник. Там великан-монах, расчистил каменное ложе, наполнил его чистой водой  и окропил нашу группу – странников и скитальцев. Лик монаха, словно святой, сошедший с иконы, сияющий и страдающий в бледном золоте загара, жемчужном мерцание солнечного дня.

Отдающий эхо – Шулдан, будто роняет слезу, причащая нас…

Стоимость экскурсии: 200 грн.